Новости
Акции

                             

 

История села Соколово

Главная \ История села Соколово

   Село Соколово получило свое название от владельцев Соколовых и впервые упоминается вдокументах второй ревизской сказки (переписи) 1745 г. как деревня. Населяли ееоднодворцы, дворовые люди и крепостные крестьяне помещиков, из которых на 1745 г. намизвестны: прапорщик Христофор Татищев, имевший несколько душ крепостных, доставшихсяему по наследству от офицера Михаила Соколова; вдова Наталья Екимова, которая имеладворовых и крестьян, полученных по наследству от деда - капитана Григория Соколова;помещица Татьяна Борисова, чьи дворовые и крестьяне также проживали в Соколово. Всегоза помещиками здесь числилось 420 душ, за однодворцами - 26. В "Экономическихпримечаниях Кирсановского уезда", составленных в конце XVIII в., записано, что село"Никольское, Соколово тож", с деревнями Михайловкой и Александровкой принадлежаткнягине Татьяне Михайловне Мещерской, Савве Александровичу Соколову и другим мелкимпомещикам. Домов в селе было 99, а общее население составляло 995 человек. Само селорасполагалось узким поселением по берегу реки Малой Иры.

   Первая церковь в селе была выстроена в 1790-м году тщанием княгини Мещерской иосвящена в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Правда, возникает вопрос, почемувторое название села было Никольское, если церковь в селе именовалась Рождество-Богородицкой. Возможно, что до этого в Соколово существовала часовня, и освящена онабыла в честь св. Николая Чудотворца, столь почитаемого на Руси во все века. Иначеобъяснить происхождение второго названия села никак нельзя, так как среди первых ипоследующих владельцев Соколова не встретишь помещиков с именем Николай. Да и селотогда бы наверняка называлось Николаевка, а не Никольское.

   В первой половине XIX века среди помещиков округи особенно выделялся Муравьев, имевшийземли в селах Соколово, Чуповка и Кандаурово. В середине 50-х годов XIX в. он продал своеимение помещикам Вальдгардт. Есть основания полагать, что этими помещиками былилипецкий врач Иосиф Петрович Вальдгардт и липецкий штабс-лекарь, кавалер НиколайИосифович Вальдгардт. Так или иначе, но в 80-х годах XIX века в качестве владельцаСоколовским имением значится надворный советник Петр Иосифович Вальдгардт. Сам ПетрИосифович со всей семьей приезжал в свое имение лишь летом. Здесь он выстроил большойтрехэтажный дом с балконами, разбил сад, в 1858 г. перестроил заново церковь, а в 1863 г. -построил школу. В 1893 г. Петр Иосифович завещает имение жене своего сынапотомственного дворянина Леонида Петровича Александре Ивановне Вальдгардт. У ЛеонидаПетровича и Александры Ивановны было пятеро детей: Петр, Иван, Александр, Сергей иАнна.

   В том же 1893 г. в селе сгорела церковь. Однако в 1895-м году церковь отстроили вновь настраховую премию с помощью прихожан. Здание церкви было деревянным, на кирпичномфундаменте, с колокольней. Вокруг - деревянная ограда на каменном фундаменте и староекладбище, огороженное деревянной изгородью. Престолов в церкви было три: главный -средний в честь Рождества Пресвятой Богородицы, правый в честь Архистратига Михаила, алевый освящен не был. С 1914 г. церковным старостой церкви значится АлександрЛеонидович Вальдгардт. Здание этой церкви сохранилось до нашего времени и используетсякак "Дом культуры". На месте ограды и кладбища не осталось и следа.

   После отмены крепостного права в Соколовской округе насчитывалось одиннадцатькрестьянских общин, только одну из которых составляли бывшие государственные крестьяне,другие же были бывшие помещичьи (владельческие). Помимо экономии Вальдгардт (до 1000дес. земли) в округе существовали хутора помещиков Соседова, Захарова и Дурново, которыеотстояли от церкви в 3-5 верстах.

   Здесь хотелось бы особо остановиться на крестьянском вопросе, так как он играл ключевуюроль не только в истории Соколова и округи, но и всего Кирсановского уезда на всепоследующие годы. В ходе реформы 1861 г. крестьяне, помимо свободы, должны былиполучить землю, но в ограниченном размере и за выкуп на особых условиях. Размерземельного надела, который помещик предоставлял крестьянам, не мог быть вышеустановленной законом нормы, колебавшейся в различных частях Российской империи от 3 до12 десятин. Если к моменту освобождения в крестьянском пользовании находилось большеустановленной реформой нормы, то помещик имел право отрезать излишек. Именно такдолжно было произойти с помещичьими крестьянами Соколовской округи, у которых отрезаличасть земли (в среднем до 19%). И если до реформы на душу приходилось по 3 десятины, топосле - по 2,6 десятины. Остальную часть полагавшихся им наделов, крестьяне по реформевыкупали у помещиков. Выкупать землю было необходимо в силу того, что она являласьчастной собственностью помещиков и если бы последних лишили не только крестьян, но иземли, и вообще средств к существованию, то основной государственнообразующий класс -дворяне - быстро бы пришел в упадок. А такая перспектива была малоутешительной дляРоссии.

   Крестьяне должны были уплатить помещику сразу 20-25% стоимости надела, остальную жечасть выплачивало государство, с которым крестьяне, в свою очередь, должны былирасплатиться в течение 49 лет с начислением 6% годовых. Стоит сказать, что эти платежигосударство через несколько лет совсем "списало". Но крестьяне могли получить землю ибесплатно (так называемую "дарственную" землю), минуя все выкупные платежи. Правда,размер земли в этом случае составлял лишь ? определенного законом общего надела.Остальная же земля в таком случае оставалась у помещика. Большинство соколовскихкрестьян выбрало именно этот вариант, получив в среднем на душу населения по 0,85десятины "дарственной" земли. Естественно, что этот нищенский надел не мог обеспечитьвсех их нужд, поэтому недостающую землю они арендовали-таки у помещика.

   Всю эту сложную систему необходимо знать, чтобы понять, откуда в дальнейшем пошломалоземелье крестьян, их, в  конце-концов, бунтарское настроение и поддержка революции1917 года. Необходимо знать для того, чтобы понять непростую ситуацию, сложившуюся инакануне, и после отмены крепостного права в России. Знать для того, чтобы не обвинятьогульно помещиков в нещадной эксплуатации крестьян, как это делалось все долгие годысоветской историографии. Вопрос, на самом деле, весьма и весьма сложный, неоднозначный.

   Не только в Соколове, но и во всем Кирсановском уезде бывшие владельческие крестьянемногих общин, несмотря на все убеждения помещиков, отказывались брать наделы на выкуп,потому что в первое время после введения уставных грамот (соглашений между помещикамии крестьянами, в которых определялись размеры наделов, оброк и барщина) можно было сбольшой выгодой нанимать пашни за дешевую цену. Как уже было сказано, крестьянустраивал такой вариант, когда они часть земли нанимали у помещиков. Кроме того,крестьяне наивно верили ходившим между ними слухам, что со временем земля наделенабудем им и так, без выкупа. При расспросах они и сами объясняли впоследствии, что не взялина выкуп наделов по собственному нежеланию, надеясь пользоваться землей бывшихпомещиков за даром.

   Крестьяне одной общины так рассказывали о получении ими дарственного надела:"Управляющий имением упрашивал взять полный надел, а старики наши бросят шапки вземлю, шумят: наша вся земля будет, какой теперь господам оброк!" По объяснению крестьяндругой общины у них главными противниками получения надела на выкуп были богатыедомохозяева, наслышавшись со стороны, что в силу круговой поруки им придется бытьплательщиками выкупа за бедных. В других случаях крестьяне брали дарственный надел, несогласившись на требование помещика об уплате ему дополнительной к выкупной ссудесуммы.

   Так завязывался тугой узел экономических противоречий между крестьянами и помещиками...И это при том, что возглавившие ход реформ на местах мировые посредники Тамбовскойгубернии в основной своей массе благосклонно относились к крестьянам и отнюдь нестарались их как-то "надуть", о чем свидетельствуют воспоминания современников.

   Хотя в Кирсановском уезде аграрные беспорядки 1905-1907 гг. отличались наибольшимразмахом, в Соколове они вылились только в отдельные сходки крестьян, были случаиподжогов и угона помещичьего скота. Вслед за этим в село пришли вести о столыпинскойземельной реформе. Зажиточные крестьяне поспешили выйти из общины и первыми этосделали Захаровы, Климовы и Суховы. Помимо этого отдельные крестьяне, как Захаровы,Павловы, Ивлиевы, Волынкины, Щербаковы и др. стали выселяться на хутора. Так вокругСоколова возник Демидов хутор, Ивлиев хутор, Захаров хутор, а потом и поселки: Сады иОтруба. На Отруба выселялись крестьяне не только из Соколова, но и из Кобяков, Царевки.Часть крестьян при распаде общин разорилась и ушла в город, продав свою землюзажиточным крестьянам, которых впоследствии запишут в кулаки со всеми вытекающимиотсюда последствиями, часть пыталась переселиться на другие земли. Однако основаннаямасса населения осталась здесь.

   К 1914 г. численность Соколова составила 2902 человека. В селе существовали две школы(церковно-приходская и земская), амбулатория, ветеринарная больница, агрономическийучасток, в котором трудились агроном Николай Григорьевич Соколов и его помощник АлексейВасильевич Белоусов, Соколовское кредитное товарищество. Был в селе и свой культурныйдосуг. Так, еще 29 октября 1894 г. в Соколове епархиальной властью были разрешены такназываемее народные чтения под личной ответственностью законоучителя Соколовскогоучилища священника И. Виноградова. Возникновение народных чтений в Соколове былоявлением отнюдь не случайным. Чтения составляли естественный переход от школьныхлитературных вечеров, которые и раньше того изредка устраивались в местной земскойшколе, но с 1892 года получили более систематичный характер, благодаря участию в нихместной интеллигенции, родителей учеников и даже лиц совершенно посторонних. Но таккак программа чтений на этих вечерах составлялась применительно к возрасту школьников,для которых эти вечера и предназначались, то естественно, что она не вполнеудовлетворяла взрослых посетителей, почему и явилась мысль об устройстве публичныхнародных чтений. Осуществлению этой мысли помогло то, что при школе имелся диапроектор("волшебный фонарь"), приобретенный для нее помещиком Вальгардт.

   Официально чтения в с. Соколове открылись 29 октября 1895 г. Они представляли из себяпрограмму с лекциями, выступлениями училищного хора, просмотром диафильмов. В качествелекторов на чтениях участвовали местные землевладельцы и, в большинстве случаев,окончившие курс в местной школе крестьяне. Посетителями чтений были местные хуторяне икрестьяне.

   Развиваться бы селу в материальном и культурном отношении и далее, но тут грянулаГерманская (1-я мировая) война. В армию ушла большая часть мужского населения. В этойвойне принимали участие соколовцы И.Е. Цуканов, И.А. Плаксин, И.Д. и Н.М. Гагаринские, А.Я.Фролкин и др. Многие из них воевали на Юго-Западном фронте и принимали активноеучастие в знаменитом Брусиловском прорыве в 1916 году. Немало соколовцев погибло нафронте, кто-то вернулся инвалидом, кто-то большевиком...

   Тем временем из села на нужды фронта забирали лошадей. Цены на продукты питаниябыстро росли, налоги увеличивались. Крестьяне в селе часто высказывали недовольство,которое усилилось к 1917 году. И вот пришло известие о свержении царя. В Тамбов этоизвестие пришло 1 марта (по старому стилю), а на второй день об этом узнала вся губерния, втом числе и соколовские крестьяне.

   Лето 1917 г. в селе прошло спокойно. Только приходили извещения об убитых, особеннопосле наступления на фронте, да стали в село прибывать дезертиры, которые рассказывалиоб обстановке в стране. К осени крестьяне все чаще стали поговаривать о том, что надозабирать землю у помещиков и делить ее. Находились смельчаки, которые в отдельныхместах запахивали помещичьи земли. И вот поздней осенью по селу прошел слух, что власть вПитере сменилась.

   Старшего помещика Леонида Петровича Вальдгардт в Соколово уже не было (его убили вМоскве в февральскую революцию 1917 г.), в селе находился его брат и сын ИванЛеонидович. Вскоре они покинули родное имение. Из фамилии Вальдгардт, впоследствии,стал известен лишь Павел Петрович. Родился он в Санкт-Петербурге в 1904 г. в семьечиновника (не исключено, Петра Леонидовича Вальдгардт). Окончил центральныймузыкальный техникум, где впоследствии преподавал и прославился сочинением музыки кизвестному спектаклю "Кошкин дом" и другими музыкальными произведениями. В 20-е годы онвходил в кружок ленинградской интеллигенции Г.Г. Тайбалина в Петрограде, а в мае 1929 г.по делу организации "Воскресенье" получил 3 года и был сослан на Соловки. Дальнейшая егосудьба нам не известна, как не известна судьба и остальных дворян Вальдгардт. Известнолишь, что в бывшем доме господ Вальдгардт в Соколове вскоре расположилось местноеуправление и школа, а для села и соколовцев начиналась новая жизнь и писалась уже новая история...

Источник: Просветов Р.Ю. "Никольское, Соколово тож..."

0830  1500 0820 0815 rudov  2